Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Как завязывать бантики на подарках? Инструкция от Jo Malone

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Лучше всего бантики на рождественских подарках удаются Jo Malone, факт. Мы отправились в бутик марки, чтобы научиться этому искусству. Англичанка Джо Малоун первая сообразила: чтобы люди в XX веке захотели дарить друг другу на Рождество мыло, крем и прочие незамысловатые предметы гигиены, эти предметы надо возвести в ранг драгоценностей и упаковывать, как кольца Tiffany. Маркетинговый..

The essence of perfume. Roja Dove. 1930-ые, Tabu

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Роже Дав переходит к следующему десятилетию, 1930-м годам. Нас учили, что это, кажется, было время первых пятилеток?.. А потом оказалось – начала сталинских репрессий. Так или иначе, я в первый раз, как ни странно, поняла, как смотрит на это десятилетие образованный, чтобы не сказать рафинированный европеец. Предлагаю всем желающим присоединиться. И заодно узнать о существовании аромата, о котором я тоже, к стыду своему, даже не подозревала. Хотя почему, собственно, к стыду? В конце концов, не стыдно чего-то не знать, стыдно не прикладывать усилий, чтобы узнать. Это я так себя утешаю:) 

1930-ые

В сравнении с гедонистическими и громкими 1920-ми, десятилетие, которое их сменило, выглядит куда более спокойным и уравновешенным. К несчастью, как нам теперь известно, это было всего лишь затишье перед великой бурей. Но пока буря еще не наступила. И хотя в Германии уже вспыхнули костры из книг, и писатель Ганс Фаллада уже вопрошал: «Что же дальше, маленький человек?!», главным событием начала 1930-х оставался отказ от трона английского короля Эдуарда VIII. Это было неслыханно: причиной отказа являлось его желание жениться на Уоллис Симпсон – мало того, что американке, да еще и разведенной американке! 

Король Эдуард был плейбоем, законодателем мод, и его восшествия на трон ожидали с нетерепением. Отречение британского короля от престола выбило у эстеблишмента почву из-под ног. Очень многие сочли этот поступок совершенно неприемлемым. Но в то же время некоторые нашли его чрезвычайно романтичным: король отказывается от короны во имя женщины, которую любит!.. 

»

The essence of perfume. Roja Dove. Arpege, Lanvin

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Cледующий отрывок из книжки Роже Дава – небольшой совсем, но очень трогательный. Он – про Arpege, выпущенный Lanvin в 1927-м году. Ну и про любовь, конечно, тоже, только на этот раз – не романтическую страсть, а материнскую любовь, которая, как выясняется, иногда тоже приводит к созданию шедевров.  

Arpege, Lanvin, 1927

Этот аромат  Жанна Ланван заказала парфюмеру Андре Фрейсу (Andre Fraysse) как подарок на 30-летие своей дочери, Мари-Бланш де Вильморан. А в итоге получилась одна из самых восхитительных композиций, которые вообще когда-либо были созданы.

Вне всякого сомнения, источником вдохновения для Фрейса послужила Chanel N5. Однако Arpege ни в коем случае нельзя считать копией:

»

The Essence of Perfume. Roja Dove. Chanel N5

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Каждое новое десятилетие Роже Дав начинает очерком об эпохе – этакие «Намедни», только не от Парфенова, а от Дава. (Для тех, кто к нам только что присоединился: все посты-переводы из книжки Роже Дава The Essence of Perfume можно найти, вбив в наш поисковик название книги или имя автора.)

Эти очерки не имеют прямого отношения к парфюмерии, и их, в принципе, можно было бы пропустить, но я решила не пропускать. Они, как хороший и хорошо написанный дайджест учебника мировой истории XX века,  показывают,  куда двигалось человечество, – и ты наглядно видишь развилку, на которой российская история пошла своим путем… и пришла к тому, к чему пришла. Именно где-то там мы безнадежно отстали от нормальной жизни.

1920-ые Роже описывает как годы эмансипации, джаза, свободы, рождения кинематографа. А у нас, если мне не изменяет память,  в то же самое время от Одессы до Владивостока шла то гражданская война, то раскулачивание, то коллективизация, – об ароматах и прочих глупостях позволено было ненадолго вспомнить только на время НЭПа, а далее опять все понеслось кавалерийским галопом.  

По-моему, это многое объясняет, и кое-что извиняет, да. Поэтому я решила вывесить исторический очерк Роже. (Ну и вообще, вечер пятницы – отличное время, чтобы всласть подумать о ходе истории и его несправедливости:) После него следует глава про аромат, величие которого нам известно и без мистера Дава – Chanel N5. Но он сумел написать об этих духах так, что прочитать все же нелишне. Так что если лень погружаться в историю, крутите дальше:)) 

1920-ые

Это было очередное десятилетие очередных великих перемен. Александр Флеминг открыл пенецилин, археологи отрыли гробницу Тутатхамона, и мы начали кое-что понимать об исчезнувших цивилизациях – а в нашей собственной цивилизации именно в 1920-ых женщина, наконец, осознала свое место в мире. 

Часть перемен, которая этому предшествовала, была масштабной, другая часть – вполне будничной, но так или иначе, эта Новая Женщина появилась. Она предпочитала работать, а не вести хозяйство, была уже достаточно взрослой, уверенной в себе, и смотрела на мир, и одевалась не так, как ее сестра пять лет назад. И дело было не только в нарядах от Пуаре и Шанель – большинство женщин тогда все-таки не слышали ни о Пуаре, ни о Шанели.

»

The Essence of Perfume. Roja Dove. L’Heure Bleue, Guerlain

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Следующий отрывок в книжке Роже Дава посвящен аромату, о котором Guerlain, насколько мне известно, будет говорить весь 2012-ый год. Причина – у L’Heure Bleue  столетний юбилей, грех не воспользоваться таким поводом и не отпраздновать на широкую ногу. Так что готовимся слушать сказки про L’Heure Bleue, предварительно ознакомившись с тем, что думает про этот аромат самый известный «доктор парф-наук» Роже Дав :)

L’heure bleue, Guerlain, 1912

L’heure bleue лучше, чем какая-то бы ни было другая композиция, являет собой душу Дома Guerlain, – и с головой выдает, каким, на самом деле, романтиком был Жак Герлен. Да, влияние L’Origan Coty в герленовском аромате более чем ощутимо, – и все-таки не он, а L’heure bleue предвосхитил – и определил – новый парфюмерный жанр, жанр ориентальных ароматов. 

Это был последний великий аромат, появившийся накануне Первой Мировой войны. Каждая его капля – квинтэссенция женственности belle epoque, прекрасной эпохи, которая никогда больше не повторится. L’heure bleue пронзительно пикантен, резок, остр и мучителен. Своими бархатистыми гармониями он способен разбить ваше сердце – и оставить вас абсолютно опустошенным. И при всей своей насыщенности, этот запах мягкий и округлый, как женское дыхание. Он прикосается – припадает? – к вам так же тепло, так же плотно и с той же небрежной естественностью, как прикасается роскошный бархат или шелк к женской коже. 

Ни одному парфюмеру до тех пор (и с тех пор) не удавалось вызвать такие мощные эмоции, как удалось это Жаку Герлену в 1912-м году.  

С точки зрения сегодняшнего дня, его композиция может показаться странной: в ней практически нет верхних нот.

»