Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Как завязывать бантики на подарках? Инструкция от Jo Malone

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Лучше всего бантики на рождественских подарках удаются Jo Malone, факт. Мы отправились в бутик марки, чтобы научиться этому искусству. Англичанка Джо Малоун первая сообразила: чтобы люди в XX веке захотели дарить друг другу на Рождество мыло, крем и прочие незамысловатые предметы гигиены, эти предметы надо возвести в ранг драгоценностей и упаковывать, как кольца Tiffany. Маркетинговый..

Clarins Double Serum: итоговый отзыв Божены

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Читайте также:

Первый отзыв Божены

Через две недели использования

Через три недели использования

 

Немного опаздываю с финальным отчетом, простите-простите-простите! У меня уважительная причина – долгожданный отпуск на море! Но дела есть дела, обещания тем более! Отчитываюсь по итогам месяца.

Огромное спасибо за возможность потестировать новый продукт от Clarins, спасибо за щедрость полноразмерных подарков: и сыворотки, и крема. Было очень приятно их получить, было очень приятно ими пользоваться, было интересно попробовать делиться информацией в своих, пусть и корявых, пробных отчетах. Надеюсь, вы не очень зевали, читая их).

Сыворотка, однозначно, войдет в число любимых средств, используемых если не постоянно, то регулярно. Кожа сказала мне спасибо, расцвела, засветилась, играет легким манким румянцем и сообщает всему миру «за мной неплохо ухаживают, знаете ли!)))» Поры сузились, морщин вроде как и не было, но вот цвет лица и тонус общий кожи заметно улучшились.

А что еще нам, барышням, надо? Здоровье, любовь, радость общения и цветущий внешний вид!

Спасибо, Юля, спасибо BeautyInsider, спасибо Clarins! Было приятно поучаствовать, и на самом деле получить массу удовольствия от использования средства Double Serum.

Делаем вывод: для нормально кожи работает хорошо -).

Новая гамма UltraCeuticals против акне: Ultra Clear

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Давно ожидавшаяся линейка UltraCeuticals против акне наконец у нас появилась. Лечить им марка предлагает причины появления и  последствия акне 1 и 2 стадии, а на 3 и 4 стадии – сочетать гамму с курсом лекарств под присмотром дерматолога.

Меня несколько смущает название линии – Ultra Clear – так можно ввести людей в заблуждение, что причиной акне является недостаточно чистая кожа, что совсем не так. Хотя я скорее всего заморачиваюсь и имелось в виду «чистая от прыщей».

»

The Essence of Perfume. Roja Dove. Chanel N5

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Каждое новое десятилетие Роже Дав начинает очерком об эпохе – этакие «Намедни», только не от Парфенова, а от Дава. (Для тех, кто к нам только что присоединился: все посты-переводы из книжки Роже Дава The Essence of Perfume можно найти, вбив в наш поисковик название книги или имя автора.)

Эти очерки не имеют прямого отношения к парфюмерии, и их, в принципе, можно было бы пропустить, но я решила не пропускать. Они, как хороший и хорошо написанный дайджест учебника мировой истории XX века,  показывают,  куда двигалось человечество, – и ты наглядно видишь развилку, на которой российская история пошла своим путем… и пришла к тому, к чему пришла. Именно где-то там мы безнадежно отстали от нормальной жизни.

1920-ые Роже описывает как годы эмансипации, джаза, свободы, рождения кинематографа. А у нас, если мне не изменяет память,  в то же самое время от Одессы до Владивостока шла то гражданская война, то раскулачивание, то коллективизация, – об ароматах и прочих глупостях позволено было ненадолго вспомнить только на время НЭПа, а далее опять все понеслось кавалерийским галопом.  

По-моему, это многое объясняет, и кое-что извиняет, да. Поэтому я решила вывесить исторический очерк Роже. (Ну и вообще, вечер пятницы – отличное время, чтобы всласть подумать о ходе истории и его несправедливости:) После него следует глава про аромат, величие которого нам известно и без мистера Дава – Chanel N5. Но он сумел написать об этих духах так, что прочитать все же нелишне. Так что если лень погружаться в историю, крутите дальше:)) 

1920-ые

Это было очередное десятилетие очередных великих перемен. Александр Флеминг открыл пенецилин, археологи отрыли гробницу Тутатхамона, и мы начали кое-что понимать об исчезнувших цивилизациях – а в нашей собственной цивилизации именно в 1920-ых женщина, наконец, осознала свое место в мире. 

Часть перемен, которая этому предшествовала, была масштабной, другая часть – вполне будничной, но так или иначе, эта Новая Женщина появилась. Она предпочитала работать, а не вести хозяйство, была уже достаточно взрослой, уверенной в себе, и смотрела на мир, и одевалась не так, как ее сестра пять лет назад. И дело было не только в нарядах от Пуаре и Шанель – большинство женщин тогда все-таки не слышали ни о Пуаре, ни о Шанели.

»

The Essence of Perfume. Roja Dove. Chapter 6. Ароматная классика. Продолжение

Originally published at Beauty Insider. Please leave any comments there.

Дорогие, я очень рада, что первый отрывок из книжки Роже Дава вам понравился. Я понимаю, конечно, что он вряд ли выберется в наши топ-посты и вряд ли сможет конкурировать по числу просмотров с коллекциями Chanel, а по числу комментов – с постами, где мы бьемся насмерть за право использовать фотошоп:)) Но в конце концов, должна же быть в жизни место для нетленки, а?:)) нельзя же все время о сиюминутном? надо же иногда – и о вечном?..

В общем, я продолжаю переводить книжку Роже. В Ялте тем временем солнечно, холодно и соленый воздух иногда похрустывает, как накрахмаленное постельное белье, а в доме у нас горит камин, и все правильно, и все хорошо, и так и надо в рождественские каникулы:) 

Новое столетие

Мир изменялся стремительно, и новое столетие принесло почти невероятные изменения Британии – а Британия, как и вся Европа, задыхалась в тисках моральных норм, столь милых сердцу королевы Виктории. С ее кончиной в 1901-м году в обществе можно было учуять легкое дыхание веселья и оптимизма. Далеко идущие ожидания подпитывались новейшими научными открытиями: первой радиотрансляцией между Британией и Америкой, появлением таксомоторов, исследованиями Пьера и Марии Кьюри в области радиации, учреждением Национального Совета Женщин по борьбе за социальные и политические права и публикацией Альбертом Энштейном первых работ по теории относительности. Все указывало на то, что мир уже никогда не будет прежним.

В 1902 году был выпущен аромат Le Bon Vieux Temps («Старые добрые времена»), который был, вне всякого сомнения, насмешкой над тем поколением, которое цеплялось за прошлое и противилось переменам – в то самое время, когда Houbigant уже готовился к запуску чрезвычайно важного цветочного Parfum L’Ideal.

В то же десятилетие начали работать три парфюмера – Франсуа Коти, Эрнест Далтроф и Жак Герлен.

Все трое были между собой соперники, и каждый был – великий мастер своего дела. Эта творческая конкуренция создала французскую парфюмерию в том виде, в котором мы знаем ее сегодня.

Они раздвигали границы, нарушали правила, заимствовали друг у друга идеи – но лишь затем, чтобы творчески переработать, развить и улучшить их. Они боролись между собой за славу, оригинальность и совершенство, и в итоге навсегда изменили историю парфюмерии.

Это был потрясающий период, период «парфюмерного детства». Парфюмерные дома рождались с той же быстротой, с которой химики совершали открытия в своих лабораториях. Большинство композиций так или иначе топталось на цветочных аккордах, чаще всего очень весомых и плотных. Нужен был Коти с его портрясающим L’eau Origan, чтобы внести в этот оранжерейный стиль легкость и свежесть – и дать новое направление цветочным ароматам. Его центральная тема – игры с разными гвоздиками – была использована Жаком Герленом в его удивительном Apres L’Ondee.

Ароматы были детьми своего времени и отражали его невинность. Им, как и всем в тогдашнем обществе, надлежало знать свое место и быть в определенной степени конформистами – так было принято.

Парфюмерия 1900-1910 отражает взгляды тогдашнего общества на женщину как существо застенчивое, аккуратное и хрупкое, столь же нежное, как и сам цветок. В честь цветов называли женщин, в честь них же давали имена ароматам.

И, кстати, именно в это десятилетие начали кардинально меняться не только запахи, но и их упаковка. Это случилось после разговора Франсуа Коти с его тогдашним соседом Рене Лаликом. Вдохновленный Лалик создал первые специально разработанные для духов флакон, этикетку и коробку, ознаменовав тем самым начало эпохи «концептуальной упаковки парфюмерии».

L’Origan, Coty, 1905 

L’Origan, конечно, был не первой композицией Франсуа Коти – хронологически он последовал за его первым коммерческим контрактом на создание La Rose Jacqueminat. Однако на самом деле именно L’Origan стал первым из сокрушительных хитов Коти  – и запахом, который продемонстрировал масштаб его гения. Не будь L’Origan, на свет никогда бы не появились Apres L’Ondee и L’Heure Bleue Guerlain, Opium Yves Saint Laurent, Oscar de la Renta от Oscar de la Renta, Bal a Versailles от Jean Desprez и Poison Сhristian Dior.

Сегодня невозможно представить себе композицию, в которой не задействованы абсолю (что такое абсолю, можно посмотреть тут. Ya-z-va). Но именно Коти был в числе первых парфюмеров, угадавших возможности, которые сулило открытие абсолю – в то время как большинство их коллег было либо смертельно напугано ими, либо категорических их недооценивало.

Коти же, напротив, просто влюбился в абсолю и принялся экспериментировать,  соединив их с двумя принципиально новыми же базовыми химическими комбинациями, запатентованными Firmenich – Iralia и Dianthene. Так был создан L’Origan.

Сегодня мы не в состоянии даже понять, какую революцию произвела эта композиция, и какое влияние она оказала и на парфюмерную индустрию, и на ее потребителей.

Композиция открывается настоящим взрывом – этот взрыв производят цитрусы и бергамот, чье имя, собственно, и носит аромат. Взрыв обретает глубину, когда вступают нероли. Затем аромат устремляется к своему центру, где доминирует гвоздика, сплетенная с жасмином, розой, фиалкой и иланг-илангом. Иланг-иланг здесь сладкий, кремовый и пряный одновременно, и, кроме того, в нем отчетливо слышна характерная травяная нота.

Гениальность L’Origan – в его цветочном гармоничном многоголосии, сквозь который проступает жаркая пряность. Он теплый, трепещущий, чувственный, мягкий, и изящно закругляется кумарином и ванилью.

L’Origan был совершенно иным, амбициозным, ни на что не похожим ароматом, в который люди влюблялись безоговорочно. И в результате именно он обеспечил Франсуа Коти пожизненное материальное благополучие и долгоиграющую в веках славу.